Военное дело - мосад 3 с конца
ВОЙНА ?! НЕТ !
Воскресенье, 04.12.2016, 11:08
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Наш опрос
Разведка какой страны, на Ваш взгляд, работает наиболее эффективно ?
Всего ответов: 5566

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Форма входа

Перевести эту страницу


До официального провозглашения государства Израиль 14 мая 1948 года в рамках организации еврейской самообороны «Хагана» с 1942 года существовала единая служба «Шерут едиот» или сокращённо «Шай», которая выполняла разведывательные и контрразведывательные функции. «Шай» вербовала агентов в органах власти Британского мандата и информаторов в арабской среде, противодействовала проникновению вражеских агентов в ряды «Хаганы» и «Еврейского агентства», боролась с радикальными еврейскими организациями типа «Лехи».
30 июня 1948 года руководитель «Шай» Иссер Беери по инициативе премьер-министра Давида Бен-Гуриона собрал совещание руководителей отделов, на котором объявил о реорганизации этой службы по британскому образцу. Внешнюю разведку поручили Военной разведке и подразделению «Махлекет һа-Михкар» политического управления Министерства иностранных дел. Контрразведкой и внутренней безопасностью занялась «Общая служба безопасности».
13 декабря 1949 года премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион подписал секретное письмо в министерство иностранных дел, в котором сообщал об организационном объединении всех разведывательных служб под началом Реувена Шилоаха с личным подчинением премьер-министру. Шилоах, в результате, стал советником премьер-министра по внешней политике и стратегическим вопросам.
Дублирование в работе военной разведки и «Махлекет һа-Михкар» привели к конфликтам и проблемам в работе. 2 марта 1951 года по приказу Бен-Гуриона был создан независимый центральный орган для ведения разведывательной деятельности за рубежом. Этот орган получил название «Ха-Рашут» («Управление»). Его главой был назначен Хаим Яаари. «Ха-Рашут» со дня своего основания являлся основным подразделением «Моссад» и включал также представителей двух других спецслужб, как на штабном, так и на оперативном уровне. Оперативники «Махлекет һа-Михкар» были переданы в подчинение военной разведки. Таким образом, внешняя разведка вышла из подчинения Министерству иностранных дел, перейдя под руководство премьер-министра. Эта схема работы спецслужб, созданная уже по американскому образцу, в целом сохраняется и сегодня.
Официально «Моссад» был создан 1 апреля 1951 года, когда были объединены две организации: «Центральный институт координации» и «Центральный институт разведки и безопасности». Его директором был назначен Реувен Шилоах с прямым подчинением премьер-министру. Шилоах разработал теоретическую базу и основные принципы работы израильской разведки, которые сохраняются до сегодняшнего дня.
До 1957 года в составе «Моссад» не было оперативных подразделений, поэтому операции проводились с привлечением оперативников из других спецслужб.

«Эпоха мемунэ»

Иссер Харель — директор «Моссад» (1952—1963)

Реувен Шилоах был хорошим теоретиком, но не был способен к ежедневной кропотливой работе. Шилоах и сам понимал, что находится не на своём месте и подал в отставку 12 сентября 1952 года.
После отставки Шилоаха должность директора «Моссад» и одновременно куратора всех разведслужб занял Иссер Харель, остававшийся на этом посту до 26 марта 1963 года. Давид Бен-Гурион называл Хареля «Мемунэ» (ивр. ממונה‎ — букв. ответственный). Он одновременно возглавлял объединённый комитет руководителей спецслужб и был советником премьер-министра по вопросам обороны и безопасности. В течение 11 лет Харель был фактически человеком номер два в государстве, единолично руководя всеми спецслужбами и отчитываясь лишь перед премьер-министром.
Почти сразу же после вступления в должность Харель добился от Бен-Гуриона десятикратного увеличения бюджета «Моссад» и реорганизовал работу организации. При нём была создана спецшкола для подготовки агентов и установлены жёсткие стандарты для отбора кандидатов. Он говорил:
Мне нужны люди, испытывающие отвращение к убийству, но которых, тем не менее, можно научить убивать…
Харель считал, что Моссад должен помочь стране компенсировать разницу в ресурсах между Израилем и его противниками:
Мы окружены врагами, которые намного превосходят нас в численном отношении. Поэтому мы вынуждены выдвигать нашу разведку как можно дальше. Она служит нам подобно длинной руке, помогая скомпенсировать недостаток времени и пространства
Харель был авторитарным руководителем, требовавшим, чтобы все сотрудники «Моссад» подчинялись и были преданы ему лично. Вместе с тем, жёсткий стиль руководства Харель сочетал с заботой о хороших сотрудниках и создании у них чувства престижности и элитарности их службы. Он прилагал все усилия, чтобы вернуть на родину провалившегося агента. Агентов, которые были схвачены на вражеской территории не по своей вине, Харель оставлял на работе, и многие из них впоследствии успешно работали под новой легендой, с новыми документами и в другой стране.
Харель не любил и не понимал юмора, а также никогда не шутил сам. Единственное не совсем серьёзное высказывание Хареля:
Из всех людей моих голубых глаз не боятся только дети и собаки
Один из его сотрудников однажды заметил, что если бы Харель не уехал из России, то точно стал бы начальником КГБ, а «этого монстра Берию проглотил бы на завтрак и не поперхнулся».
В 1955 году Харель принял решение о расширении кадров за счёт привлечения в Моссад бывших подпольщиков периода Британского мандата из террористической группы «Лехи», прекратившей своё существование после создания Израиля. Ему удалось убедить в правильности этого шага Давида Бен-Гуриона, который относился к правым крайне подозрительно. На работу в «Моссад» и другие спецслужбы было принято около десятка ветеранов «Лехи», самым известным из которых был один из бывших руководителей этой организации Ицхак Шамир, занимавший впоследствии должность начальника европейского отдела «Моссад», а после отставки был дважды избран премьер-министром Израиля.
Первое оперативное подразделение появилось в «Моссад» в середине 1955 года после скандала с провалом операции «Сусанна», проводимой в Египте военной разведкой и увольнения её руководителя Биньямина Джибли. Оперативный отдел «Моссад» возглавили Авраам Шалом и Рафи Эйтан, пришедшие вместе с Харелем из Службы безопасности. После разоблачения в 1958 году сотрудника военной разведки Аври Эльада, работавшего на Египет, Харель добился для «Моссад» права проведения не только разведывательных, но и диверсионных мероприятий. По мере роста числа сотрудников в «Моссад» было создано 8 функциональных управлений.

Реформы Амита

Меир Амит — директор Моссад (1963—1968)

26 марта 1963 года из-за конфликта с премьер-министром Бен-Гурионом по вопросу проведения диверсионных операций против немецких учёных, работавших над ракетной программой в Египте, ушёл в отставку Иссер Харель. Новым директором «Моссад» был назначен начальник военной разведки генерал-майор Меир Амит, стиль руководства которого принципиально отличался от его предшественника. Часть сотрудников, лично преданных Харелю, подали в отставку, однако Амит быстро наладил работу службы и привлёк в неё новых работников.
Амит более чётко распределил задачи между спецслужбами, ввёл компьютеризацию, организовал стратегическое планирование и делегирование полномочий. Реформы Амита принесли результаты во время Шестидневной войны, когда израильская разведка знала о противнике практически всё, что было необходимо для победы. Особый вклад в это внесли агенты «Моссад» Вольфганг Лотц в Египте и Эли Коэн в Сирии.
В этот же период «Моссад» провёл ряд успешных операций по вербовке арабских военных лётчиков, которые затем прилетели в Израиль, предоставив израильтянам возможность изучить новейшие советские военные самолёты, бывшие на вооружении арабских стран.
Самолёт МиГ-21, угнанный в Израиль иракским лётчиком Муниром Редфа, завербованным «Моссад»
Амит являлся активным сторонником «периферийной концепции» Шилоаха и использовал для работы разведки более 30 посольств, открытых в странах Азии и Африки. Кроме того, разведчики работали и в странах, с которыми не было дипломатических отношений. С помощью американцев, с которыми «Моссад» делился разведданными, была развернута широкая деятельность на африканском континенте. В Азии «Моссад» открыл свою резидентуру в Сингапуре, а также установил тайные связи со спецслужбами Индии и Индонезии.
Причастность «Моссад» к похищению в Париже в октябре 1965 года марроканского оппозиционера Махди Бан-Барки вызвала гнев президента Франции Шарля де Голля, что ощутимо сказалось на израильско-французских отношениях. В частности, в Париже была закрыта резидентура «Моссад», что стало тяжёлым ударом для организации. В самом Израиле публичного скандала удалось избежать, однако Иссер Харель, который был советником по вопросам разведки и борьбы с террором премьер-министра Леви Эшколя, требовал отставки Меира Амита, отношения с которым у Хареля были натянутыми ещё с 1963 года. В итоге в отставку ушёл сам Харель, на этот раз окончательно завершив свою работу в органах безопасности.
В 1968 году Леви Эшколь отказался продлить пребывание Меира Амита в должности, мотивируя это скандалом вокруг дела Бен-Барки и некоторыми другими ошибками и провалами. По мнению ряда экспертов, после двух десятилетий авторитетных и самостоятельных руководителей «Моссад» премьер-министр хотел видеть на этом посту более управляемого человека.

1970-е годы
Со дня основания службы основные усилия «Моссад» были направлены против арабских стран, угрожающих Израилю войной. После же окончания Шестидневной войны у «Моссад» появилась новая приоритетная задача — борьба с международным терроризмом, направленным против граждан Израиля. Основной движущей силой международного терроризма являлись радикальные палестинские террористические организации, в первую очередь Организация освобождения Палестины. Занялся этим новый глава «Моссад» Цви Замир, под руководством которого после теракта на мюнхенской Олимпиаде по всему миру начались операции по уничтожению палестинских террористов.
По мнению исследователей, чрезмерная сосредоточенность «Моссад» на борьбе с палестинским терроризмом, в то время как Египтом и Сирией занималась, в основном, военная разведка, стала одной из причин серьёзного провала разведки накануне Войны Судного дня. Вместе с тем, следует отметить, что «Моссад» предупреждал о приготовлениях арабских стран к войне, однако в самый критический момент — накануне нападения 6 октября 1973 года — внимание Замира усыпило чрезмерное доверие к оптимистическим докладам главы военной разведки Эли Зейра.
В 1974 году директором «Моссад» стал бывший командующий Северным военным округом генерал Ицхак Хофи. Тогда же продолжилась охота за террористами, интенсивно внедрялись электронные средства, налаживались связи с ливанскими христианами.
Хофи отличался довольно тяжёлым нравом, и это привело к тому, что в 1976 году ушёл в отставку многолетний начальник оперативного отдела «Моссад» Питер Малкин, не знавший ни одного провала за 27 лет работы в разведке. В 1980 году по той же причине уволился заместитель директора «Моссад» Давид Кимхи.
В этот период «Моссад» стал уделять значительное внимание Ираку, чья ядерная программа тревожила руководство Израиля. Усилиями «Моссад» удалось задержать создание иракского реактора, однако полностью сорвать ядерную программу Ирака не получилось. Тем не менее, когда в 1981 году глава правительства Менахем Бегин принял решение бомбить иракский ядерный реактор, Хофи был категорически против.

1980-е годы
В 1982 году Ицхак Хофи ушёл в отставку. На его место Бегин планировал назначить заместителя начальника Генерального штаба генерал-лейтенанта Иекутиэля (Кути) Адама (ранее работавшего в «Моссад» начальником отдела агентурной разведки), однако 10 июня генерал Адам погиб в перестрелке в пригороде Бейрута.
Таким образом, 27 июня 1982 года «Моссад» впервые возглавил кадровый разведчик Нахум Адмони, ранее занимавшийся иракским направлением. В кругах разведки его считали «бесцветным середнячком», «менеджером» и бюрократом. Самой успешной операцией того периода стало убийство лидера военного крыла ФАТХ Абу Джихада в Тунисе в 1988 году.
В 1989 году Нахума Адмони сменил также кадровый сотрудник «Моссад» Шабтай Шавит. Назначение Шавита было связано с небольшим скандалом. После ухода Адмони в отставку Шавит, будучи заместителем директора «Моссад», поставил главе правительства Ицхаку Шамиру ультиматум — или его назначают директором, или он уходит в отставку вместе с Адмони. Шамир был возмущён, однако назначил Шавита на этот пост.
Шавит уделял большое внимание координации работы с военной разведкой и был сторонником строгой конспирации.

1990-е годы
В целом в этот период репутация «Моссад» была существенно подорвана рядом ошибок, приведшим к громким скандалам.
В 1991 году сотрудники «Моссад» были арестованы в Никосии при установке подслушивающей аппаратуры в посольстве Ирана. В 1995 году резидент «Моссад» в Москве Реувен Динель был задержан при получении секретных документов (детальных космических фотоснимков арабских стран) от бывших сотрудников ГРУ.
24 марта 1996 года генерал-майор Дани Ятом был назначен новым директором организации. С этого дня имя главы «Моссад» впервые стало известным широкой общественности. Были также рассекречены имена семи директоров «Моссад» за предыдущие 45 лет. Ятом занялся борьбой с терроризмом на палестинских территориях, улучшением технического оснащения и развитием сотрудничества со спецслужбами африканских стран, в частности Заира и ЮАР. Тем не менее, наиболее громкие скандалы произошли именно в период его работы.
В октябре 1997 года была выявлена афера Иегуды Гиля, который долгие годы обманывал «Моссад», подсовывая ему выдуманную информацию от якобы завербованного сирийского генерала. Деньги, выделенные на выплату «генералу», Гиль присваивал.
В феврале 1998 года сотрудника «Моссад» Ицхака Бен-Таля арестовали в Швейцарии при попытке прослушивания иранского представительства в ООН.
В связи с этими скандалами и неудачным покушением на лидера Хамас Халеда Машаля в Иордании в январе 1997 года Дани Ятом ушёл в отставку 24 февраля 1998 года.
С 25 февраля 1998 по 1 октября 2002 должность директора занимал Эфраим Халеви, который до тех пор был агентом «Моссад» и представителем Израиля при Европейском союзе. Халеви планировал реформировать «Моссад» по образцу ЦРУ, разделив всю деятельность службы на три крыла: крыло сбора информации, крыло обработки информации и оперативное крыло. Все управления «Моссад» должны были быть объединены в эти три основных крыла. В соответствии с этим планом были созданы крылья сбора и обработки информации, в то время как оперативное крыло создано не было. Халеви был сторонником так называемой «прозрачности» и следил, чтобы деятельность «Моссад» должным образом освещалась в СМИ.

XXI век
К концу срока пребывания в должности директора «Моссад» у Халеви возникли разногласия с премьер-министром Израиля Ариэлем Шароном по вопросу стратегии борьбы против палестинского террора. Со 2 октября 2002 года должность руководителя «Моссад» занял генерал-майор Меир Даган, который ранее служил в армии с Шароном. Халеви при этом получил пост руководителя Совета национальной безопасности.
Меир Даган начал перепрофилирование «Моссад» со сбора информации на прямые акции против исламских фундаменталистов и, в первую очередь, Ирана. Он заявил:
«Моссад» — разведка, а не министерство иностранных дел номер два
С этого же времени «Моссад» активизировал операции по уничтожению лидеров террористических организаций.
В 2006 году в «Моссад» открылся музей. По информации газеты «Маарив», отбор экспонатов утверждал лично директор «Моссад». Сам музей засекречен, доступ в него получают сотрудники и ветераны спецслужб, государственные деятели Израиля и некоторые иностранные делегации.
1 июля 2008 года президент Израиля Шимон Перес вручил 8 сотрудникам «Моссад» государственную премию «за успешное выполнение секретной операции исключительной сложности с применением самых передовых технологий, имевшей огромное значение для укрепления безопасности государства Израиль». Имена награждённых и их фотографии засекречены.
В 2010 году Дахи Халфан Тамим, возглавляющий полицию Дубая, заявил корреспонденту местной газеты, что уверен в причастности израильских агентов к убийству Махмуда аль-Макхуха, произошедшему 20 января в отеле. «Моссад стоит за этим убийством», — сказал полицейский начальник. Как уже сообщалось, руководителя ХАМАСа устранила боевая группа в составе 11 человек, въехавших в Дубай с паспортами западных стран и покинувших страну сразу же после теракта. Но не все прошло гладко. Местные власти изучили данные видеоконтроля в отеле и смогли выяснить личности боевиков, точнее, то, что было записано в их паспортах. Оказалось, что документы были поддельными, а приведенные в них данные принадлежали людям, эмигрировавшим в Израиль из западных стран. Аналогичной уверенности о причастности Моссад к этому убийству придерживается израильский журналист Йоси Мелман.
В результате ареста в августе 2010 года в Египте 37-летнего бизнесмена Тарика Абдель Разака Хусейна Хасана стало известно о существовании крупной разведывательной сети Моссад в арабских странах. В частности, благодаря показаниям Хасана был разоблачён и в ноябре 2010 года казнён сирийский учёный, причастный к разработке ядерной программы.
29 ноября 2010 года премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху объявил о своём решении назначить Тамира Пардо на пост директора «Моссада» по истечении срока каденции Меира Дагана в январе 2011 года. Пардо ранее работал заместителем Дагана и является ветераном «Моссад». Решение было утверждено правительством Израиля на заседании 5 ноября 2010 года. Пардо вступил в должность 6 января 2011 года.

Наиболее известные операции

Известен ряд секретных операций, которые с той или иной степенью достоверности имеют отношение к «Моссад». В некоторых случаях причастность «Моссад» была официально признана правительством Израиля (например, похищение Эйхмана). В других случаях об этом стало известно в результате провала операции и поимки израильских агентов (например, покушение на Халеда Машаля в Аммане). В третьих случаях о причастности израильтян сообщают компетентные источники, или же для подобных предположений существуют достаточные основания. Наконец, целый ряд предположений об участии «Моссад» в тех или иных событиях, скорее, объясняется фантазией авторов или желанием переложить на «Моссад» ответственность за те или иные скандальные события.

Похищение Эйхмана

Eichmann trial news story.ogg
Эйхман во время судебного процесса в Иерусалиме

В 1960 году «Моссад» обнаружил в Аргентине нацистского военного преступника Адольфа Эйхмана, отвечавшего во время Второй мировой войны за «окончательное решение еврейского вопроса» и непосредственно ответственного за уничтожение миллионов евреев. Опасаясь, что открытое дипломатическое требование выдачи может привести к его очередному исчезновению, «Моссад», с ведома премьер-министра, организовал похищение Эйхмана и его вывоз в Израиль. Операцию лично возглавил директор «Моссад» Иссер Харель.
11 мая 1960 года Эйхман был схвачен группой агентов «Моссад» на улице Буэнос-Айреса, 9 дней содержался под стражей на конспиративной квартире, а 20 мая был вывезен в Израиль самолётом авиакомпании Эль Аль под чужими документами.

Дело Йоселе

В декабре 1959 года 6-летний Йоселе Шумахер, родившийся в светской семье, был похищен с помощью своего религиозного деда из ультраортодоксальной общины «Нетурей карто», отрицающей Государство Израиль и сионизм. Деда посадили в тюрьму, однако это не помогло вернуть мальчика. Год поисков ни к чему не привёл, назревал политический скандал. И весной 1962 года дело Йоселе поручили «Моссад». Иссер Харель поднял на ноги агентов во всём мире, разведка взяла под контроль зарубежную переписку всех членов общины «Нетурей карто». И вот в одном солдатском письме матери, проживавшей в Бельгии, нашли невинную реплику: «Как поживает малыш?». Расследование показало, что ни младших братьев, ни племянников у солдата не имеется. Мадлен Ферэ (так звали мать солдата) призналась, что это она увезла Йоселе, переодев девочкой, а также сообщила адрес в Нью-Йорке, где ребёнок с тех пор находился. В сентябре 1962 года Йоселе нашли и торжественно доставили в Тель-Авив. Это одна из немногих операций, когда «Моссад» работал на публику.

Операция «Дамоклов меч»

22 июля 1962 года Египет провёл испытания баллистических ракет среднего радиуса действия. «Моссад» получил информацию, что над проектом работает ряд немецких учёных и инженеров. Иссер Харель был уверен, что речь идёт о смертельной угрозе Израилю. Сначала немецкие специалисты стали получать угрожающие письма. Когда эти угрозы не возымели действия — начались теракты. Несколько инженеров погибли при вскрытии полученных по почте посылок со взрывчаткой. Несколько человек просто пропали. Например, 11 сентября исчез Хейнц Крюг — менеджер мюнхенского филиала компании «Интра» из Штутгарта, которая поставляла в Египет ракетные двигатели.
«Моссад» даже сумел использовать «втёмную» бывшего немецкого диверсанта, оберштурмбанфюрера СС Отто Скорцени, коллеги которого также принимали участие в египетском проекте. В марте 1963 года два израильских агента были арестованы в Швейцарии при попытке вербовки людей, связанных с этим проектом. После этого Израиль начал действовать в открытую и обвинил Египет в создании неконвенционального оружия. Мировое общественное мнение, включая руководство ФРГ, поддержало израильтян. Немецкие учёные уехали, программа была свёрнута. Однако в связи с проведением терактов, против которых возражал премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион, ушёл в отставку директор «Моссад» Иссер Харель. Заканчивал операцию уже новый руководитель разведки — генерал Меир Амит.

Операция «Ноев ковчег»

В 1969 году Франция, построившая на своей верфи Амио в Шербуре ракетные катера типа Саар 3 для израильского флота, объявила эмбарго на поставку любых вооружений, не желая осложнения отношений с арабскими странами. «Моссад» организовал операцию по угону 5 готовых ракетных катеров, которые уже были оплачены Израилем. Для этого была организована подставная фирма «Старбот», которая готова была купить катера якобы для обслуживания нефтяных платформ в Норвегии. Мартин Симм, известный норвежский судовладелец, согласился помочь израильтянам и в качестве представителя «Старбот» в Норвегии подписал письмо руководителю французского Комитета по вооружениям при Министерстве обороны генералу Газеллю. Израильтяне и французы подписали соглашение, аннулировавшее договор о поставке катеров в Израиль, и «Старбот» смог их приобрести. 24 декабря, накануне Рождества, в 9-балльный шторм катера вышли из порта и после недельного морского перехода 1 января 1970 года прибыли в Хайфу.

Операция «Гнев Божий»

После теракта на мюнхенской Олимпиаде в сентябре 1972 года «Моссад» получил задание премьер-министра Голды Меир найти и уничтожить всех участников этой акции. Задание было выполнено, хотя в Ливане и Норвегии при этом погибло несколько посторонних лиц, непричастных к терроризму. Первый из организаторов теракта, Абдель Ваиль Зуайтер, был застрелен 16 октября 1972 года. К июню 1973 года 13 человек из 17, числящихся в списке «Моссад», были убиты. Последний из всех подлежавших уничтожению, лидер организации «Чёрный сентябрь» Абу Айяд, был убит своими соратниками в 1991 году через 19 лет после мюнхенской акции.

Операции против Ирака

5 апреля 1979 года на складе во Франции взорвались два энергоблока, готовые к отправке в Ирак для строительства ядерного реактора. Впоследствии Нахум Адмони признался, что «Моссад» проводил спецоперации, которые «задержали осуществление иракской ядерной программы на годы». Однако Ираку удалось достроить реактор «Осирак» к 1981 году. «Моссад» сумел получить подробную информацию о реакторе и убедиться в его военной направленности. Это позволило Израилю впоследствии принять решение об уничтожении реактора и реализовать его с помощью авианалёта 7 июня 1981 года.
В середине 1980-х годов иракские инженеры под руководством американского физика Джеральда Булла занимались усовершенствованием ракет типа «Скад» советского производства и создания на их базе многоступенчатых систем. Буллу удалось решить задачу сборки воедино пяти «Скадов» — и таким образом создать работоспособную первую ступень будущей ракеты-носителя «Аль-Абейд» (al Abid, «правоверный»). Джеральд Булл в течение нескольких лет работал и над созданием пушки «Вавилон» калибром 1000-мм и длиной ствола 156 м. По замыслу создателя, 9-тонный заряд должен был доставлять 600 кг груза на расстояние до 1000 км, а снаряд с реактивным ускорителем ещё удвоил бы это расстояние. Однако его проекту не суждено было завершиться: в марте 1990 года Джеральд Булл был застрелен в Брюсселе. Предположительно, в этом деле был замешан «Моссад».
Некоторые арабские СМИ обвиняют «Моссад» в том, что во время американской оккупации Ирака в период с 2003 по 2006 годы его агенты убили несколько сотен иракских учёных, связанных с ядерными, химическими и биологическими разработками, которые предположительно могли представлять угрозу для Израиля, если бы начали работать во враждебных Израилю странах.


 WoSoft.ru - программы для всехМЕТА - Украина. Рейтинг сайтовЯндекс.МетрикаWoWeb.ru - портал для веб-мастераAdd to iGoogle

Поиск

Опрос
голосование на сайт

Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Посетители

Copyright MyCorp © 2016Бесплатный конструктор сайтов - uCoz