ВОЙНА ?! НЕТ !
Воскресенье, 22.10.2017, 06:00
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Наш опрос
Разведка какой страны, на Ваш взгляд, работает наиболее эффективно ?
Всего ответов: 5807

Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Форма входа

В. Я. КОЧИК (Москва)

СОВЕТСКАЯ ВОЕННАЯ РАЗВЕДКА В 1920-1930-е ГОДЫ

Весной 1924 года была проведена реорганизации центрального аппарата Народного комиссариата по военным и морским делам, в результате чего основные отделы Штаба РККА получили статус управлений. Начальником Разведывательного управления был назначен Я. К. Берзин. Разведупру, как центральному органу военной разведки, предписывалось осуществлять организацию стратегической разведки в иностранных государствах; организацию в зависимости от международной обстановки разведывательно-диверсионной деятельности в тылу противника; ведение разведки в политической, экономической и дипломатической областях; сбор и обработку зарубежной литературы и издание материалов по всем видам разведки, дачу заключений о возможных планах иностранных государств; руководство низовыми разведорганами; подготовку квалифицированных работников разведки /1/. 

Менялась и структура Управления. Если в 1924 году в его составе были только 2-й (агентурный) и 3-й (информационный) отделы и общая (административная) часть, то уже в декабре следующего года восстанавливается 1-й отдел (войсковой разведки), а несколько месяцев спустя, создается новый " 4-й отдел (внешних сношений). Частей стало четыре: шифровальная, производственная, административная и финансовая. С сентября 1926 года Разведупр стал именоваться IV Управлением Штаба РККА. 

В соответствии с поставленными задачами, как отмечал Я. К. Берзин, "1924"1925 гг. характеризуются широким развертыванием работы Разведупра", когда основное внимание уделяется военной технике, которая "вместе с воздушным и морским флотом составила 66,5 процентов всех заданий данных агентуре". О том же говорят общие для всех стран задания агентурной разведки по сухопутным вооруженным силам2. Увеличение средств, отпущенных Управлению, дало возможность углубленно заняться разведкой США и Великобритании. Первыми резидентами военной разведки стали: в США " Феликс Вольф (Инков Владимир, Раков Вернер Готтальдович), имевший опыт работы в Австрии и Германии, в Великобритании " Рудольф Мартынович Кирхенштейн, также ранее работавший в Германии. 

Об итогах работы Разведупра по отдельным странам можно судить по докладу начальника 3-го отдела Александра Матвеевича Никонова на совещании работников разведки военных округов в 1927 году. Никонов сообщил: "Западные сопредельные страны. Наиболее важный противник СССР " Польша изучена во всех отношениях с весьма большой детальностью и большой степенью достоверности", хотя "документами не подтверждено количество дивизий, развертываемых в военное время, многие вопросы мобилизации, вооружения и т.д. Что касается других сопредельных стран, то наибольшие достижения имеются вслед за Польшей в отношении изучения Финляндии, Эстонии и Латвии. Несколько слабее и менее систематично при весьма ограниченном количестве документов освещается Румыния, условия работы в которой для нашей агентуры крайне неблагоприятны, но в отношении Румынии есть основания надеяться на улучшение работы. Великие державы. Германия, Франция, Великобритания, США и Италия, в общем, освещаются имеющимися материалами в достаточной мере для выяснения тех основных вопросов, которые интересуют Красную Армию... Страны востока. По этим странам накоплен огромный материал, который лишь частично обработан и непрерывно пополняется новыми материалами. Страны Востока уже на основании имеющихся материалов могут быть освещены в достаточной мере... Необходимо освещение во всех деталях вооруженных сил Японии, которая в силу политических и иных условий до сих пор охватывалась нашим агентурным аппаратом в недостаточной мере, но которая представляет огромный интерес как страна, имеющая первоклассные сухопутные, морские и воздушные силы". На основании изложенного Никонов делал вывод, что "У правление располагает достаточными данными для того, чтобы поставить на должную высоту дело изучения иностранных армий в войсковых частях и штабах РККА..." /3/. 

Одним из приоритетных направлений деятельности IV Управления становится военно-техническая разведка, некоторые материалы которой отражались в "Военно-технических бюллетенях", выпускавшихся с апреля 1926 года /4/. Среди тех, кто работал на этом направлении, был Стефан Лазаревич (Тадеушевич) Узданский " нелегальный резидент во Франции с марта 1926 года. Прежде он основательно изучил эту страну, работая в техническом бюро 3-го отдела. Под грифом "секретно" Узданским был издан справочник по вооруженным силам Франции, несколько его статей появились и в открытой печати /5/. Находясь во Франции под именем Абрама Бернштейна, Узданский с помощью французских коммунистов в оборонной промышленности страны создал обширную агентурную сеть, которая проработала более года. Непосредственное руководство сетью осуществлял член ЦК Французской компартии Жан Кремэ. После провала Узданский четыре года провел во французской тюрьме, и по возвращении в 1931 году в СССР, был награжден орденом Красного Знамени: "за исключительные заслуги, личное геройство и мужество". 

Помимо агентурной разведки, задания в военно-технической области выполняли созданные в конце 1920-х годов инженерные отделы торговых представительств СССР за рубежом. Наряду с закупками всего необходимого от новейшей военной техники до предметов культурно-бытового назначения, им предписывалось "собирать, проверять, систематизировать и изучать все материалы о новых научно-технических усовершенствованиях и достижениях как применяемых, так и могущих быть примененными для военных целей и обороны страны" /6/. 

Задания по военно-технической разведке давались во многом на основании плановых заявок других управлений военного ведомства. При этом некоторые начальники пытались переложить на Разведупр собственную работу. Конфликт с Военно-техническим управлением по такому случаю разгорелся в начале 1925 года. Свою точку зрения на это происшествие Берзин и Никонов изложили в рапорте на имя заместителя председателя РВС СССР И.С. Уншлихта: "В своем докладе Начальник ВТУ указывает, что при настоящей постановке заграничной разведки "Красная Армия рискует оказаться в случае новой войны перед неожиданными техническими сюрпризами". С таким положением Разведупр не вполне согласен, т.к. все важнейшие достижения в области военной техники уже освещены в большей или меньшей степени. Задания же Техкома относятся к тем техническим средствам, которые не имеют решающего влияния на исход боевых столкновений, как, например: типы ручных лопат, буравов и т.п. Ввиду этого было бы нецелесообразно загромождать агентуру Разведупра подобными заданиями, тем более что эти вопросы в достаточной мере освещаются в официальной и неофициальной литературе. Правильная и систематическая обработка последней даст богатый материал для творческой работы Технического комитета"7. Их мнение поддержали Уншлихт и помощник начальника Штаба РККА Б. М. Шапошников, которые в свое время работали в военной разведке, а потом, по роду службы, внимательно отслеживали ее деятельность. 

Важной сферой деятельности IV Управления стала организация радиосвязи. В Германии во второй половине 1920-х годов этими вопросами занимался разведчик-нелегал Николай Янков ("Жан"), участник революционного движения в Болгарии, получивший профессию радиоинженера. С помощью приобретенной им агентуры и специалистов, направленных ЦК КПГ, Янков сконструировал три рации и разместил их в различных районах Берлина; связь с Центром действовала до начала 1930-х годов. 

Получая помощь от зарубежных компартий в организации агентурных сетей, военная разведка, в свою очередь, помогала иностранным коммунистам, в том числе в организации и проведении вооруженной борьбы. В Германии этим занимались, например, военные разведчики С.Г. Фирин и В.Р. Розе, в Эстонии " К.М. Римм и Г.Т. Туммельтау, в Болгарии " X.И. Салнынь и И.Ц. Винаров. Переброска оружия по Черному морю для БКП началась в 1922 году и, по неполным данным, к январю 1925 года в распоряжении коммунистических нелегальных военных организаций находилось 800 винтовок, 500 револьверов и столько же ручных гранат, 150 килограммов взрывчатых веществ, а на тайных складах " еще свыше 1600 винтовок, 200 револьверов, 25 пулеметов, 2 тысячи ручных гранат и взрывчатка8. В страну нелегально направлялись военные специалисты. Военный разведчик-нелегал Христофор Интович Салнынь ("Осип") инспектировал партизанские отряды БКП, сотрудник Разведупра, выпускник Военной академии РККА Михаил Малхазович Чхеидзе был командирован руководителем военной организации. 

Сотрудничество военной разведки с членами зарубежных компартий, с одной стороны, предоставляло немалые возможности в работе, но с другой, многократно увеличивало риск провала. После ареста в Чехословакии некоторых из агентов Христе Боева, который работал там под именем советского вице-консула X. И. Дымова, политбюро ЦК ВКП(б) 8 декабря 1926 года запретило использовать иностранных коммунистов для нужд разведки. Провалы не помешали IV Управлению создать к началу 1930-х годов сильный заграничный аппарат, работавший по легальной линии, и разветвленную и эффективную нелегальную сеть. Только в Берлинской резидентуре насчитывалось тогда свыше 250 человек. 

В структуре центрального аппарата военной разведки в 1931 году появился дешифровальный отдел, который возглавил Павел Хрисанфович Харкевич, и 5-я часть (радио-разведывательная), ее начальником был назначен Яков Аронович Файвуш. В составе Управления числились 111 человек комсостава и 190 "вольнонаемных. Сотрудники направлялись в зарубежные командировки. 

В страны Западной Европы неоднократно выезжал X.И. Салнынь в целях проверки и дачи рекомендаций по деятельности агентуры. Нелегалы IV Управления под начальством резидента военной разведки в Германии Константина Михайловича Басова поместили в местечке Баден под Веной радиостанцию, принимавшую шифровки разведгрупп в Западной Европе и передававшую их в Центр; руководитель операции был награжден орденом Красного Знамени. С января 1930 года в Китае работал Рихард Зорге. С помощью Карла Мартыновича Римма, Григория Львовича Стронского-Герцберга, радистов Зеппа Вейнгартена, Макса Клаузена и других ему удалось создать сильную разведорганизацию и наладить надежную связь с Москвой через Владивосток. Некоторые сотрудники разведывательной организации Зорге в Китае вошли потом в его группу в Японии. Из Токио, от организации "Рамзая", до его ареста в октябре 1941 года, поступала самая разнообразная и весьма ценная информация. Ивана Винарова ("Март") назначили резидентом в Австрию, откуда он руководил работой в Польше, Чехословакии, Румынии, Болгарии, Югославии, Турции и Греции. Разведсеть осуществила одно из главных заданий " массовый перехват государственной и военно-дипломатической корреспонденции в Софии, Бухаресте, Белграде и Афинах с помощью служащих почты и телеграфа. После отзыва Винарова в Центр на его место прибыл Федор Петрович Гайдаров, работавший до этого в Турции. 

Чехословацкую нелегальную резидентуру, которую курировал Винаров, в мае 1930 года возглавил болгарский коммунист Иван Крекманов ("Шварц"). Приняв агентуру от своего предшественника "Олега", он активно взялся за ее расширение и благодаря обширным связям среди болгарских, чехословацких и югославских коммунистов создал две большие группы, члены которых имели возможность добывать военную и военно-техническую информацию. Летом 1932 года Крекманов встречался в Швейцарии с Берзиным и доложил о работе. Как особо ценные Берзин отметил материалы, поступавшие от начальника отдела патентов заводов "Шкода" Лудвига Лацины. Крекманов в связи с этим вспоминал: "Одно из чешских изобретений, с виду очень простое и сделанное как бы, между прочим, породило у советских специалистов идею создания совсем нового оружия. Это были знаменитые "катюши", которые действительно удивили мир во время Великой Отечественной войны"9. Сменивший "Шварца" Владимир Врана до ареста в 1942 году передал в Центр немало военно-технической информации, поскольку занимал руководящий пост в дирекции заводов "Шкода". 

Известны и другие советские военные разведчики. Мощной разведсетью в ряде европейских стран руководил Ян Петрович Черняк; сетью агентов, раскинувшейся от Англии до Швейцарии, командовал до 1942 года Арнольд Шнеэ, резидент Разведупра во Франции; в Италии крупную и эффективную резидентуру создал Лев Ефимович Маневич, после ареста которого работу продолжали супруги Скарбек и Григорий Петрович Григорьев; в Великобритании действовал резидент Михаил Яковлевич Вайнберг; в Польше " Рудольф Гернштадт, в США " Арнольд Адамович Икал и Борис Яковлевич Буков, в Иране и Афганистане " Александр Иванович Бенедиктов, в Японии " Аркадий Борисович Асков и Иван Петрович Сапегин. Не обходилось без провалов, как, например, в Германии и Польше в 1931 году, во Франции и Финляндии в 1933, но работа продолжалась. 

В начале 1930-х годов в военной разведке начались перемены, связанные с сильным давлением со стороны руководства НКВД СССР. Возможно, его целью было сосредоточение разведки в своем ведомстве. Приводимый эпизод показывает, что могло бы произойти, если бы атака НКВД на военную разведку достигла цели. 

В апреле-июне 1931 года Таджикская группа войск Среднеазиатского военного округа проводила операцию по ликвидации банд Ибрагим-бека. Подводя в октябре итоги операции, начальник разведотдела штаба округа К. А. Батманов и его помощник, бывший начальник разведки Таджикской группы войск Г. И. Почтер писали: "Вместе с авиацией (и значительно больше ее) агентура в борьбе с басмачеством являлась основным видом разведки, наиболее легко применяемым и дававшим наибольший результат. Однако агентура вся целиком находилась в ведении ГПУ. Организация собственной агентурной сети разведотделу штаба группы не была разрешена. В то же время агентурная работа ГПУ по обеспечению операции не являлась достаточно удовлетворительной... Начальники оперпунктов и часть уполномоченных ГПУ работали в совершенно недостаточном взаимодействии с войсковыми штабами, часто неверно понимали (и не хотели правильно понять) оперативную задачу, препятствовали частям в опросе пленных, вместо того, чтобы своевременно информировать войска, стремились, прежде всего, дать информацию "по начальству", как бы боясь, что их могут обогнать. Агентурная работа по выяснению контрреволюционных элементов и пособнического аппарата, а также работа по разложению банд удавалась работникам ГПУ неизмеримо лучше и заслуги их в этой работе чрезвычайно велики... В ходе операции многие недочеты были выправлены. Необходимый контакт и взаимное понимание в значительной мере наладились... Однако имевшиеся недочеты и трения приводили части к неудовлетворенности работой ГПУ и к самовольному созданию своей сети агентов, зачастую приносивших частям действительно большую пользу. Все старые командиры-туркестанцы свою агентурную сеть (всячески скрывая ее от командования) организовывали, как правило. Это, в свою очередь вызывало сильное недовольство со стороны местных работников ГПУ..." По результатам операции штаб округа сделал вывод, что "...успешная работа войсковых частей без развертывания войсковой агентуры представляется крайне затруднительной" /10/. 

1 Из истории Всероссийской чрезвычайной комиссии (1917-1921 гг.). Сб. док. М., 1958. С.417-421. 
2 ЦА ФСБ РФ. Ф. 2ос. Оп.6. Д.5. Л.11. 
3 Там же. Л.18. 
4 Там же. 
5 РЦХИДНИ. Ф.76. Оп.3. Д.306. Л.15-16. 
6 Фонд Историко-демонстрационного зала ФСБ РФ. 
7 ЦА ФСБ РФ. Д.302330. Т.25. Л.67, 69 
8 Там же. Д.Н-1791. Т.19. Л.61-62 
9 Шульгин В. В. Годы. Дни. 1920 год. М., 1990. С.807. 
10 Hill George A. Dreaded hour. Cassel & Co, 1936, p. 106. 
11 Быстролетов Д.А. Путешествие на край ночи. М., 1996. С.13. 

КОЧИК В.Я.

СОВЕТСКАЯ ВОЕННАЯ РАЗВЕДКА В ПРЕДВОЕННЫЙ ПЕРИОД (1939-1941)

Военная разведка в предвоенный период, после удара нанесенного волной массовых репрессий, восстанавливала, по мере возможности, старые и развертывала новые агентурные сети. Её центральный аппарат в это время дважды меняет свое название: сначала, продолжая подчиняться непосредственно наркому обороны Разведывательное управление РККА переименовывается в 5-е Управление РККА, а затем возвращается в состав Генерального штаба и получает прежнее имя - Разведывательное управление Генерального штаба РККА. Во главе разведки в этот период стояли комдив (потом генерал-лейтенант) Иван Иосифович Проскуров (апрель 1939 – июль 1940) и генерал-лейтенант Филипп Иванович Голиков (июль 1940 – ноябрь 1941)1. Среди сотрудников разведки было много новичков, недавно пришедших на работу в Управление в основном после окончания военных академий. Руководителями основных подразделений были майоры и полковники, не успевшие еще привыкнуть к своим новым званиям. В помощь им были те немногие относительно старые сотрудники военной разведки, которые еще состояли на службе2.
Приведем данные по некоторым из стран, где действовала военная разведка.
АФГАНИСТАН. Позиции советской военной разведки в Афганистане, где активно действовали спецслужбы Германии, Японии, Великобритании, Польши, Турции были довольно сильными. Военным атташе и резидентом в 1937-1939 гг. (под фамилией Рубенко) был опытный разведчик майор Николай Петрович Савченко, которого сменил майор Яков Васильевич Карпов (1939-1941), прошедший лишь краткую спецподготовку.
На связи у них источники, которые поставляли весьма детальную и подробную информацию. Так, например, "Имам", "Мамаджан", "Этем" (военное министерство, главный штаб, армия) предоставили материалы об увольнении и призыве в афганскую армию унтер-офицеров и рядовых, наличии и некомплекте в воинских частях, февраль-март 1939; дислокации частей и фамилиях командиров афганской армии, март 1939; боевой подготовке частей, перемещениях и назначениях в армии, список афганского летного состава, получившего подготовку в Индии, август 1939 и др. Не менее ценные данные поступали от "Кадыра" (пограничная охрана); "Салиха" (министерство иностранных дел); "Ишана" (министерство финансов); "Ислама", "Дади", "Ильяса" (другие государственные учреждения); "Насретдина" (узбекская эмиграция); а также от "Мана", "Случайного", "Дербара", "Уйгура", "Родственника", "Кира", "Фирки", "Куляха", "Эрго"3. Что же касается деятельности афганской контрразведки, то в агентурном справочнике (по состоянию на 20 декабря 1940) отмечалось следующее: "судя по тому, что за последние уже долгие годы, неизвестно было ни об одном каком либо судебном процессе, связанном с поимкой какого либо шпиона, ни об одном каком либо дипломатическом представлении со стороны афганского МИД-а какому либо иностранному посольству по вопросу о шпионаже, несмотря на то, что иностранных шпионских организаций здесь не мало, можно сказать, что афганская контрразведка работает плохо"4. 
БОЛГАРИЯ. Деятельностью агентуры в Юго-Восточной Европе, как отмечал в своих мемуарах бывший нацистский посол в Турции фон Папен, руководила русская миссия в Софии.
Поиск

Опрос
голосование на сайт

Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Посетители

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz