Военное дело - Походы Руси против Византии продолжение 9
ВОЙНА ?! НЕТ !
Суббота, 03.12.2016, 01:15
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Наш опрос
Разведка какой страны, на Ваш взгляд, работает наиболее эффективно ?
Всего ответов: 5563

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Предыстория

После взятия князем Владимиром Херсонеса в 989 году, его брака с византийской царевной Анной и Крещения Руси Русь стала союзником Византии. На службе императоров постоянно находился русский корпус, самый многочисленный среди других воинских контингентов из чужеземцев. Не позже 1016 года возник русский монастырь на Афоне. В том же году византийцы совместно с братом Владимира Сфенгом подавляют восстание стратига Херсонеса Георгия Цула в Крыму.
Напряжённость в отношении между двумя государствами начинает проявляться после воцарения в июне 1042 императора Константина Мономаха. Начало правления Константина отмечено мятежом войск под началом Георгия Маниака в Италии, известно, что под его началом сражались и русско-варяжские отряды. По версии академика Г.Г. Литаврина Константин распускает военные отряды, пользовавшиеся особым расположением прежнего императора Михаила V, возможно пытается расформировать варяжско-русский корпус. Проявлением этого стало желание известного викинга Харальда Сурового, представителя норвежской правящей династии, вернуться на родину. Однако Константин не только отказывает, но согласно сагам бросает Харальда в тюрьму. Тому удаётся бежать на родину через Русь, где княжил дружественный ему Ярослав.
Возможно с этими же событиями связано разорение пристани и складов русского монастыря на Афоне.
Поводом к войне, по сообщению Скилицы, стало убийство на рынке Константинополя знатного русского купца («знатного скифа»). Император Константин послал послов с извинениями, но их не приняли.
Михаил Пселл утверждает, что русы готовились к войне с Византией ещё при прежних императорах, но решили пойти в поход при воцарении Михаила V из-за извечной «злобы и ненависти к Ромейской державе». Однако Михаил правил всего 4 месяца, его сменил Константин:
«И варвары, хотя и не могли ни в чем упрекнуть нового царя, пошли на него войной без всякого повода, чтобы только приготовления их не оказались напрасными.»

Ход военных действий

Ярослав I Мудрый послал в поход на ладьях войско под началом своего старшего сына Владимира, княжившего в Новгороде. Воеводами к нему приставил Вышату и Ивана Творимирича.
Скилица оценивает русское войско в 100 тыс. воинов, однако другой византийский историк XI века, Михаил Атталиат, указал численность русского флота в 400 кораблей.
Константин узнал о предстоящем походе уже весной 1043 и принял меры: выслал из Константинополя русских наёмников и купцов, а стратигу фемы Паристрион (болг.)русск.[6] Катакалону Кекавмену поручил охранять западные берега Чёрного моря. В июне 1043 года флот князя Владимира прошёл Босфор и стал в одной из бухт Пропонтиды, недалеко от Константинополя. По свидетельству Пселла русские вступили в переговоры, запросив по 1000 монет на корабль. По словам Скилицы император Константин Мономах первым начал переговоры, которые ни к чему не привели, так как русские запросили по 3 литры (почти 1 кг) золота на воина.

Константин IX Мономах
Константин IX Мономах
греч. Κωνσταντίνος Θ΄ Μονομάχος

Сражение у маяка Искресту

Император собрал в одной гавани все военные корабли, оставшиеся после пожара 1040 года, и грузовые суда, посадив на них воинов и вооружив камнемётами и «греческим огнём». Русский флот выстроился в линию напротив греческого, большую часть дня стороны бездействовали. Император наблюдал за ходом действий с высокого холма с берега. По его команде бой начал Василий Феодорокан с 3 триерами (с 2 по словам Пселла, лично наблюдавшего ход сражения). Русские ладьи окружили большие корабли византийцев: воины пытались продырявить корпуса триер копьями, греки метали в них копья и камни.
Когда византийцы применили «греческий огонь», русские стали спасаться бегством. По словам Скилицы Василий Феодорокан сжег семь русских судов и три потопил вместе с командой. Из гавани выступил основной флот византийцев. Ладьи отступили, не принимая боя. В этот момент разразилась буря, последствия которой описал Михаил Пселл:
«Одни корабли вздыбившиеся волны накрыли сразу, другие же долго еще волокли по морю и потом бросили на скалы и на крутой берег; за некоторыми из них пустились в погоню наши триеры, одни челны они пустили под воду вместе с командой, а другие воины с триер продырявили и полузатопленными доставили к ближайшему берегу. И устроили тогда варварам истинное кровопускание, казалось, будто излившийся из рек поток крови окрасил море.»
С бури начинает рассказ о неудачном походе «Повесть временных лет», умалчивая о произошедшем морском сражении. Восточный ветер выкинул на берег до 6 тысяч воинов, потерпел крушение и княжеский корабль. Князя Владимира принял к себе воевода Иван Творимирич, они с дружиной решили пробиваться домой морским путём. Воевода Вышата наоборот, высадился на берег к воинам со словами: «Если буду жив, то с ними, если погибну, то с дружиной»
Император послал в погоню за русскими 24 триеры. В одной из бухт Владимир атаковал преследователей и разбил их, возможно во время береговой стоянки, после чего благополучно вернулся в Киев. Другая часть русов, возвращавшихся на Русь пешком вдоль побережья Чёрного моря, была перехвачена около Варны войсками стратига Катакалона Кекавмена. Воевода Вышата вместе с 800 воинами попал в плен. Почти все пленники были ослеплены.

Заключение мира

Мир был заключён через три года, согласно ПВЛ, то есть в 1046 году. Воевода Вышата был отпущен и вернулся в Киев, ущерб монастырю в Афоне возмещён. Заинтересованность Византии в мире была вызвана новой угрозой её северным границам. С конца 1045 года печенеги стали совершать набеги на болгарские владения империи.

File:Vsevolod Yaroslavich.png
Всеволод Ярославич в бытность княжичем. Прижизненная фреска из Софийского собора

Русь снова становилась союзником Византии, уже в 1047 году русские отряды сражались в составе её армии против мятежника Льва Торника. Более того, вскоре союз был скреплён браком князя Всеволода Ярославича с византийской царевной, которую русские летописи называют дочерью императора Константина Мономаха (см. Мономахиня). Брак значительно повысил престиж державы Рюриковичей: после этого уже не великий князь Ярослав безуспешно пытается сосватать своих дочерей за европейских монархов, а сам принимает брачные посольства.

Версия о продолжении войны в Крыму

Известный историк древнерусского искусства В. Г. Брюсова предположила, что было продолжение кампании в 1044 году, в ходе которой русскими был взят греческий Херсонес (Корсунь), и что именно это и заставило империю пойти на уступки. В пользу своей гипотезы Брюсова приводит следующие аргументы:
По сообщению епископа Шалонского Роже, побывавшего в Киеве в 1049, Ярослав рассказал ему, что он лично перенёс мощи св. Климента и Фива из Херсонеса в свою столицу. Мощи могли быть взяты только в качестве военного трофея.
Данное свидетельство противоречит сообщению ПВЛ о захвате этих мощей в Херсонесе князем Владимиром Крестителем в 988. Нахождение мощей Климента в Киеве подтвердил хронист Титмар Мерзебургский, умерший в 1018.
В Киеве при Ярославе появляется множество предметов круга памятников искусства Причерноморья. В Новгороде до наших дней сохранилось большое количество «Корсунских древностей»: врата, украшающие вход в Рождественский придел Софийского собора и орнаментованные мотивом процветшего креста (характерен для Херсонесского искусства), иконы Корсунской Богоматери, «Пётр и Павел», «Спас-Мануила». Все они византийского происхождения и относятся в XI веку. В XVI—XVII вв. в Новгороде существовала легенда, что Корсунские древности привезены новгородцами в качестве трофеев из Херсонеса. Софийский собор был заложен в 1045, что связывается с победой в 1044 и для размещения добытых церковных ценностей.
Так называемые «Корсунские врата» изготовлены в Магдебурге в 1153 и предназначались для собора 
Успения Приснодевы Марии в Плоцке.[9] В.В. Мавродин считает, что ворота были взяты новгородцами в походе 1187 года на шведскую Сигтуну.[10] А. Поппе предположил, что «Предания о корсунских древностях» должны были укрепить позицию новгородских владык в русской церковной иерархии.
В Софийской летописи, Новгородской IV и близких к ним рассказ о походе 1043 начинается словами «паки» («снова») или присутствует две одинаковых записи о нём. Брюсова допускает, что «снова» относилось к повторному походу 1044 года, упоминание о котором было убрано переписчиком.
По мнению Брюсовой невозможно было заключить в 1046 году мирный договор с Византией и затем династический брак с дочерью Константина Мономаха без решительной военной победы. Отсутствие каких-либо упоминаний в источниках о 2-м походе Брюсова объясняет конфликтом княжеских интересов, будто бы другие князья были не заинтересованы в упоминании победы Владимира Ярославича над греками. Также Брюсова предполагает смешивание в сознании летописцев личности Владимира Ярославича с более известными князьями Владимиром Крестителем, совершившим поход в 989 на Корсунь, и Владимиром Мономахом.

Ссылки :

Поиск

Опрос
голосование на сайт

Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Посетители

Copyright MyCorp © 2016Бесплатный конструктор сайтов - uCoz