Военное дело - Походы Руси против Византии
ВОЙНА ?! НЕТ !
Воскресенье, 04.12.2016, 11:13
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Наш опрос
Разведка какой страны, на Ваш взгляд, работает наиболее эффективно ?
Всего ответов: 5566

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Походы Руси против Византии

File:Lebedev Svyatoslavs meeting with Emperor John.jpg
Встреча русского князя Святослава Игоревича и византийского императора Иоанна Цимисхия. Лебедев К. В., 1916

Походы русов против Византии — ряд военных конфликтов между Киевской Русью и Византийской империей.
Период второй половины IX — X веков был временем становления государственности и территориальной экспансии Руси, причём в языческой Руси существовала отчётливая тенденция экспансии именно на юг. Показательны в этом отношении смены столицы: Олег, покинув Новгород, утвердился в Киеве, Святослав покинул Киев и обосновался в Переяславце близ устья Дуная.
Одной из основных причин такой экспансии было стремление контролировать не столько новые земли, сколько торговлю с Византией — известный «путь из варяг в греки». Одной из главных целей военных походов была столица Византийской империи — Константинополь (др.-русск. Царьград).

Поход руси против Византии (830-е годы) — набег русов на Пафлагонию в правление императора Феофила. Русы разграбили город Амастриду и удалились.

Набег русов на Пафлагонию — единственное упоминание содержится в «Житии св. Георгия Амастридского». Дата набега в житие не указана и оценивается разными исследователями в широких пределах: от конца VIII века до 941 г.; наиболее вероятные даты: начало 830-х годов, либо 860-й.

Набег на Амастриду

Русы напали на византийский город Амастриду, расположенный на южном побережье Чёрного моря:
…Было нашествие варваров, росов — народа, как все знают, в высшей степени дикого и грубого, не носящего в себе никаких следов человеколюбия. Зверские нравами, бесчеловечные делами, обнаруживая свою кровожадность уже одним своим видом, ни в чём другом, что свойственно людям, не находя такого удовольствия, как в смертоубийстве, они — этот губительный и на деле, и по имени народ, — начав разорение от Пропонтиды и посетив прочее побережье, достигнул наконец и до отечества святого (св. Георгия), посекая нещадно всякий пол и всякий возраст, не жалея старцев, не оставляя без внимания младенцев, но противу всех одинаково вооружая смертоубийственную руку и спеша везде пронести гибель, сколько на это у них было силы. Храмы ниспровергаются, святыни оскверняются: на месте их [нечестивые] алтари, беззаконные возлияния и жертвы, то древнее таврическое избиение иностранцев, у них сохраняющее силу. Убийство девиц, мужей и жен; и не было никого помогающего, никого, готового противостоять…
Согласно «Житию Георгия Амастридского», в церкви Амастриды русы попытались вскрыть гроб св. Георгия в поисках сокровищ, но это не удалось сделать, у них отнялись руки. Когда по совету местного пленника русы почтили христианского Бога, руки обрели подвижность. Тогда поражённый чудом предводитель русов отпустил пленников и удалился с войском.

Вопросы датировки набега

Первый издатель русского перевода текста (в 1893) В. Г. Васильевский считал, опираясь на стиль изложения, что автором памятника был известный агиограф диакон Игнатий (770/780 — после 845 г.). Исходя из этого, он датировал набег между 830 и 842 годами. Ученые, придерживающиеся этой точки зрения, отмечают стилистическую близость жития к другим произведениям Игнатия и органичность пассажа о росах в тексте. Текст жития рассматривается не в виде отдельных фраз, находящих аналогии в других памятниках, а исследуется в сопоставлении с традицией византийской агиографии того времени.
Кроме стилистической близости Жития с сочинениями Игнатия историки усматривают ещё один характерный признак эпохи — молчание об иконах. Иконоборческий период продолжался до смерти императора Феофила в 842 году, что определяет верхнюю границу написания Жития.
Другие исследователи предполагают историю о нашествии русов в «Житие св. Георгия Амастридского» позднейшей вставкой, призванной описать чудо от гроба св. Георгия. В описании набега указывается, что варвары начали разорение от Пропонтиды, то есть из мест около Константинополя, а те события относятся к набегу руси 860 года. Исследователи отмечают, что фрагмент о русах содержит фразеологическое и идейное сходство с проповедями патриарха Фотия в 860-м году. Известные византиеведы А. А. Васильев и Анри Грегуар даже отнесли атаку русов на Амастриду к походу князя Игоря 941-го года. В 1979 г. А. Макропулос изложил аргументы в пользу того, что росский эпизод Жития является поздней вставкой «в стиле Фотия».
В 1977 г. и 1982 г. И. Шевченко опубликовал развернутое опровержение доводов сторонников поздней датировки набега, в частности, аргументов А. Макропулоса. На этом дискуссия завершилась.
К. Цукерман относит нападение к началу 830-х годов; посольство же русов в Константинополь в 838-м году, известное из Бертинских анналов, интерпретирует как последующий мирный договор. Воспроизведенная в этом источнике дипломатическая переписка императоров Феофила и Людовика Благочестивого свидетельствует о стремлении византийского императора оградить делегацию «росов» от каких-либо опасностей и обеспечить её успешное возвращение на родину. Столь заботливое отношение византийцев трактуется Цукерманом как их желание сохранить мир с варварами, представляющими серьёзную военную опасность империи.

Поход русов против Византии 860 года — поход на Царьград. Единственный удачный набег русов на столицу империи. Хотя Царьград не был захвачен, русы увезли большую добычу. Предположительно поход 
возглавляли киевские князья Аскольд и Дир.

Поход руси на Царьград (860)

Поход руси против Византии 860 года — набег русов на окрестности византийской столицы Константинополя в июне 860 года.
Набег известен по византийским, европейским и древнерусским источникам. Описание похода на Константинополь в наиболее ранней древнерусской «Повести временных лет» заимствовано из византийской хроники Продолжателя Амартола.

File:Funeral feast of russians in 971 by Siemiradzki.jpg
Тризна русских дружинников. Картина Г. Семирадского.

Обстановка накануне набега

В 860 году Византия вела ожесточённую войну с арабами в Малой Азии. В марте гарнизон крепости Лулон, имевшей важное стратегическое значение, сдался арабам. В апреле-мае стороны произвели обмен пленными, однако уже в начале июня византийский император Михаил III во главе армии покидает Константинополь для вторжения на территорию халифата Аббасидов. Как сообщает Продолжатель Амартола, для охраны города был оставлен эпарх Ориха. В хронике Симеона Логофета говорится, что весть о нападении руси застигла императора у Мавропотама (Чёрной реки). Точно не известно местонахождение этой речки, было несколько рек с похожим названием. Исследователи относят Мавропотам к Каппадокии, области в Малой Азии в 500 км от Константинополя.

File:Bizansist touchup.jpg
Константинополь во времена Византии с высоты птичьего полета. Историческая реконструкция.

Нападение оказалось полной неожиданностью для жителей Константинополя, не ждавших нападения с Чёрного моря. Столица Византии ограждалась двойной высокой стеной со стороны суши. Со стороны пролива Босфор и бухты Золотой рог стена была невысокая. За пределами крепостных стен и на берегах Босфора проживало немало людей, не успевших бежать.
Ошибочное прочтение одной фразы в 1-м издании гомилий Фотия как «мы поработили немногих молотильщиков» привело к появлению гипотезы о том, что нападение росов было вызвано обидами, причиненными неким русским работникам ('молотильщикам') в Константинополе. Ошибка была вскоре обнаружена, но продолжает встречаться время от времени в работах историков.

Набег

Повесть временных лет, а вслед за ней историки долго датировали нападение на Константинополь 866 годом, хотя историк русской церкви Е. Е. Голубинский ещё в 1880-х годах по византийским свидетельствам указывал на 860—861 годы.
В 1894 году бельгийский учёный Франц Кюмон опубликовал обнаруженную им хронику царствования византийских императоров, т. н. Брюссельскую хронику, в которой содержалось упоминание набега русов и называлась точная дата — 18 июня 860:
«Михаил, сын Феофила [правил] со своею матерью Феодорой четыре года и один — десять лет, и с Василием — один год и четыре месяца. В его царствование 18 июня в 8-й индикт, в лето 6368, на 5-м году его правления пришли Росы на двухстах кораблях, которые предстательством всеславнейшей Богородицы были повержены христианами, полностью побеждены и уничтожены.»

На закате 18 июня 860 около 200 русских судов причалили к берегам Босфора. Иоанн Диакон, посол венецианского дожа Пьетро II Орсеоло и автор «Венецианской хроники», сообщает о 360 кораблях. Кроме количества кораблей русов, итальянский хронист рубежа X—XI веков расходится с византийской хроникой и в оценке итогов набега:
«В это время народ норманнов [Normannorum gentes] на трёхстах шестидесяти кораблях осмелился приблизиться к Константинополю. Но так как они никоим образом не могли нанести ущерб неприступному городу, они дерзко опустошили окрестности, перебив там большое количество народу, и так с триумфом возвратились восвояси [et sic praedicta gens cum triumpho ad propriam regressa est].»
Предположительно эти корабли были довольно большие, способные вместить 30—40 человек, как типичные корабли викингов. Согласно Повести временных лет Вещий Олег, требуя дань с Царьграда, говорил, что у него 40 человек на корабль, и если он мог преувеличить, то никак не преуменьшить. Большие корабли русов просто не смогли быть проведены через днепровские пороги или низовья Дона, контролируемые хазарами. Таким образом, общее число русов, участвовавших в набеге, было до 8000.
Появление кораблей было совершенно неожиданно для жителей. Известно, что византийцы использовали передовые для того времени способы оповещения об опасности, вроде цепочки световых маяков, но со стороны Чёрного моря нападения не ждали. Высадившиеся воины начали грабить с вечера и всю ночь пригороды Константинополя, захватывать разбегающихся в панике людей. Положение осложнялось тем, что Михаил III увёл на войну с арабами даже часть гарнизона. Византийский флот, также не оказавший заметного сопротивления русам, сражался с арабами и норманнами в Эгейском и Средиземном морях.
Византийцы смутно представляли, кто напал на них. Фотий уже в дни осады называл русов «народом с севера», «народом от краев земли». В своей проповеди патриарх Фотий красочно описал ритуальные жертвоприношения русов, которые посчитал карой господа за грехи жителей:
«Можно было видеть младенцев, отторгаемых ими от сосцов и молока, а заодно и от жизни, и их бесхитростный гроб — о горе! — скалы, о которые они разбивались; матерей, рыдающих от горя и закалываемых рядом с новорожденными, судорожно испускающими последний вздох… не только человеческую природу настигло их зверство, но и всех бессловесных животных, быков, лошадей, птиц и прочих, попавшихся на пути, пронзала свирепость их; бык лежал рядом с человеком, и дитя и лошадь имели могилу под одной крышей, и женщины и птицы обагрялись кровью друг друга.»
Набег русов затронул не только столицу Византии, но также окрестные места, в частности Принцевы острова в Мраморном море. Опальный константинопольский патриарх Игнатий, находясь в ссылке на одном из островов, едва избежал гибели, как об этом сообщает Никита Пафлогонянин в «Житие патриарха Игнатия», сочинении начала X века:
«В это время запятнанный убийством более, чем кто-либо из скифов, народ, называемый Рос, по Эвксинскому понту придя к Стенону и разорив все селения, все монастыри, теперь уж совершал набеги на находящиеся вблизи Византия [Константинополя] острова, грабя все [драгоценные] сосуды и сокровища, а захватив людей, всех их убивал. Кроме того, в варварском порыве учинив набеги на патриаршие монастыри, они в гневе захватывали все, что ни находили, и схватив там двадцать два благороднейших жителя, на одной корме корабля всех перерубили секирами».

Поиск

Опрос
голосование на сайт

Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Посетители

Copyright MyCorp © 2016Бесплатный конструктор сайтов - uCoz