ВОЙНА ?! НЕТ !
Суббота, 21.10.2017, 09:39
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Наш опрос
Разведка какой страны, на Ваш взгляд, работает наиболее эффективно ?
Всего ответов: 5807

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Форма входа

Миноносцы

Миноносец «Безупречный» шедший самостоятельно на север, около 04:28 утра был обнаружен японским крейсером «Читосэ» (под флагом вице-адмирала С. Дэва) и истребителем «Ариаке». Принял артиллерийский бой и около 05:11 погиб со всем экипажем — 73 человека. Рассказать об обстоятельствах и подробностях этого боя с русской стороны некому.
Миносносец «Быстрый» в конце боя «Светланы» ок. 11:00 дал полный ход и направился к корейскому берегу, поскольку ещё до боя на миноносце рассчитали, что угля до Владивостока не хватит и надеялись со временем получить уголь со «Светланы». Его стали преследовать истребитель «Муракумо» и крейсер «Ниитака», стрелявший из носовых орудий. «Быстрый» безуспешно выпустил торпеды по «Муракумо» и в 11:50 выбросился на прибрежную отмель в районе мыса Йончхугап, южнее города Самчхок. Экипаж (83 человека, вместе со спасенными с «Осляби») предпринял попытку пешком добраться до Владивостока, но к вечеру был взят в плен японским десантом, высадившимся со вспомогательного крейсера «Касуга-Мару». Моряки с «Быстрого» стали отдалёнными прототипами героев фильма «Берег спасения». Во время сражения на миноносце погибли 2 человека и ещё 2 были ранены.
Миноносец «Громкий» утром запросил у командира «Владимира Мономаха» разрешения прорываться во Владивосток самостоятельно, но получил приказ оставаться при тонущем крейсере. Когда ввиду показались японские вспомогательные крейсера миноносец дал полный ход 24 узла, но его стали преследовать истребитель «Сирануи» и миноносец № 63. Угля на миноносце хватало до Владивостока только при следовании экономическим 12-узловым ходом, но совет офицеров единодушно решил полным ходом оторваться от противника, а если не получится — дать бой. Преследователи не отставали и нагнали миноносец у мыса Чансугап (Корея) около 08:00 утра. «Громкий» сражался исключительно мужественно и искусно. Он маневрировал, дважды выходил в торпедные атаки, но одна торпеда утонула сразу после выхода из аппарата, а последняя была отброшена от кормы «Сирануи» струёй от винта. Миноносец пытался ставить радиопомехи переговорам противника. После попадания снаряда в кочегарку ход упал до 17 узлов. Когда очередной снаряд сбил с «Громкого» флаг, его по приказу командира на виду у противника прибили к мачте гвоздями. На «Сирануи» тоже четыре раза сбивало флаг, он получил 20 попаданий. Когда патронные отделения на «Громком были затоплены, люди стали нырять в воду за патронами. В начале первого часа на миноносце остались один котел, одна 47-мм пушка и один пулемет. После израсходования всего боезапаса и полной остановки машин люди вели бой на расстоянии 1,5-2 каб. из винтовок. В последний момент был убит командир капитан 2-го ранга Г. Ф. Керн. На миноносце были открыты кингстоны, он стал погружаться и в 12:45 затонул. Оставшихся в живых японцы подобрали из воды. За время боя миноносец имел потери — 23 человека убитыми и 28 ранеными.
Миноносцы „Бедовый" (под флагом адмирала Рожественского) и „Грозный" после того, как утром ушли от крейсера „Дмитрий Донской", двигались экономическим 12-узловым ходом в северном направлении, обходя с запада вероятное место нахождения главных сил противника. Около 15:00 они были обнаружены японскими истребителями „Сазанами" и „Кагеро" в 30 милях южнее острова Дажелет. Противник приближался, но флагманский „Бедовый" ход не увеличивал. С „Грозного" голосом запросили, что происходит, и находившийся на мостике флаг-капитан (начальник штаба) эскадры приказал „Грозному" следовать во Владивосток самостоятельно. „Кагеро" погнался за „Грозным", а „Сазанами" остался при „Бедовом". Не сделав ни одного выстрела по противнику, примерно равному по силе и скорости, даже не попытавшись уйти, „Бедовый" был сдан своим командиром по инициативе флагманского штурмана эскадры полковника В. И. Филипповского и флаг-капитана эскадры капитана 1-го ранга К. К. Клапье-де-Колонга. „Бедовый" был единственным боевым кораблем русской эскадры, не понесшим человеческих потерь. В плен попал весь штаб эскадры вместе с контуженным в голову командующим вице-адмиарлом З. П. Рожественским. Впоследствии на суде офицеры оправдывались тем, что „жизнь адмирала дороже миноносца". Отчасти это справедливо, но, зная характер Рожественского, трудно предположить, чтобы он согласился с таким доводом, будь он тогда в сознании. У этого человека было много личных недостатков, но малодушие в их число не входило. Кроме того, на суде выяснилось, что ещё во время нахождения на „Буйном" офицеры штаба эскадры предлагали командиру миноносца сдать корабль, но тот в соответствии с Морским уставом потребовал от них протокол решения офицерского совета.
Таким образом, миноносец „Грозный" уходил от „Кагеро", отстреливаясь из малоэффективных кормовых 47-мм пушек и находясь под обстрелом двух 57-мм и носового 76-мм орудия. Миноносец маневрировал, стрелял из носового 75-мм орудия и сам попадал под огонь кормового 76-мм орудия противника. Оба корабля получили попадания, затем „Кагеро" около 16:30 отстал, а на русском миноносце из-за острой нехватки угля и опасения появления других сил противника отказались от первоначальной идеи догнать „Кагеро" и снова его атаковать. В ходе боя имел 4 убитыми и 11 ранеными, „Кагеро" потерь в людях не понес. „Грозный" к 07:00 16 мая дошёл до острова Аскольд, принял уголь и 17 мая прибыл во Владивосток.
Потерявший ход миноносец „Буйный", как уже сказано, был после снятия команды уничтожен артиллерией крейсера „Дмитрий Донской".
Миноносец „Бравый" перед рассветом потерял крейсер „Владимир Мономах" и направился во Владивосток самостоятельно, проложив курс вдоль берегов Японии. Для маскировки мачты были срублены, а трубы днем красились в белый цвет. Не имея встреч с противником, миноносец обошёл с востока зону боевых действий и утром 17 мая дошёл до острова Аскольд. При этом из-за полного израсходования угля пришлось жечь в топке деревянные части корпуса, машинное масло и т. п. Подняв с помощью воздушного змея антенну радиотелеграфа, „Бравый" связался с базой, и высланный навстречу миноносец повел его в порт. „Бравый" стал третьим и последним кораблем эскадры, пришедшим во Владивосток. Во время дневного боя на нём было убито 5 человек и ранено 8, а также среди спасенных с „Осляби" 1 убитый и 6 раненых.
Миноносец „Блестящий", имея заполненными водой носовые отделения и поврежденный руль, встретился утром в Восточно-Китайском море с миноносцем „Бодрый", который остался при нём для оказания помощи. Постепенно „Блестящий", переборки которого стали сдавать, заполнился водой. Чтобы ускорить потопление корабля, на нём были открыты кингстоны; личный состав вместе с 8 спасенными с „Осляби" был переведен на миноносец „Бодрый". На „Блестящем" погибло 6 человек, включая командира, и ранено 16. Сам миноносец затонул около 05:00 утра.
Приняв людей с „Блестящего", миноносец „Бодрый" направился в Шанхай для пополнения запасов угля с целью последующего перехода во Владивосток. Шли в штормовых условиях, уклоняясь от всех встречных судов, так как подозревали в них японцев. Однако уголь кончился ещё в море к 12:00 16 мая и четыре дня команда дрейфовала в 90 милях от берега, пытаясь пользоваться приливными течениями. Запасы пресной воды и провизии почти закончились. 20 мая проходящий мимо английский пароход „Квейлин" взял миноносец на буксир и довел его до Шанхая, где „Бодрый" был интернирован китайскими властями до конца войны. На миноносце во время боя был убит 1 человек, ранены 9.

Вспомогательные суда

Транспорт „Иртыш" из-за крупной пробоины у ватерлинии получил дифферент на нос, и крен 10° на левый борт; ход упал до 7 узлов. Поэтому он быстро остал от эскадры и пошёл вдоль японского берега на север, рассчитывая в случае затопления свезти людей на сушу. Несмотря на подведенный пластырь, вода продолжала поступать в корпус судна, поэтому пришлось подойти к берегу у Вака-Мура в 10 милях к северу от города Хамада, префектура Симанэ. Команда была переправлена на сушу при активном участии местных японских рыбаков, а само судно затонуло (или было затоплено) в 3-4 милях от берега. На транспорте во время сражения погибли 14 и ранены 35 человек.
Буксирный пароход „Свирь" около 09:00 в Восточно-Китайском море встретил три крейсера под флагом контр-адмирала Энквиста. На вопрос: „Где наша эскадра и что с нею?", со „Свири" ответили: „Вам, Ваше превосходительство, лучше знать, где наша эскадра". Энквист распорядился „Свири" идти в Шанхай и выслать оттуда в Манилу русские транспорты с углем. Буксирный пароход благополучно прибыл в Шанхай 16 мая, где был интернирован китайскими властями до конца войны. На пароходе за время боя погиб 1 человек.
Транспорты „Корея" и „Анадырь" вместе ушли на юг. Около 09:00 из-за недостатка угля „Корея" отделилась и пошла в Шанхай, где 17 мая также была интернирована. На „Корее" во время дневного боя были ранены 2 человека. „Анадырь", имевший на борту около 7000 тонн угля для эскадры, не заходя ни в один порт (так как желал избежать интернирования) и держась вдали от оживленных морских путей, 14 июля прибыл в порт Диего Суарес (Мадагаскар), откуда вернулся на Балтику. В известном смысле, это был самый „счастливый" корабль несчастной эскадры, в том числе и потому, что потерь в людях не имел.
С судьбой 2-й Тихоокеанской эскадры тесно связана „одиссея" парохода „Ольдгамия". Этот английский пароход 6 мая был остановлен крейсером „Олег" вблизи эскадры, так как вёз в Японию груз керосина. Ввиду отсутствия документов на груз и невнятных объяснений капитана, команда парохода была свезена на госпитальное судно „Орёл", а сам пароход объявлен призом и с русским призовым экипажем в 41 чел. (собранным с разных кораблей эскадры) под командой прапорщика по морской части Трегубова через два дня отправлен во Владивосток вокруг Японии. Стремясь пройти проливом Фриза в Охотское море, 20 мая в густом тумане пароход наскочил на камни острова Уруп. На следующий день пароход штормом был сильно повреждён, команда перебралась на берег, а пароход взорвала. Остров оказался необитаемым. Экипаж разделился на три партии. Одна осталась на острове, а две — на самостоятельно оснащённых ботах пошли к Сахалину. Все три партии разными путями попали в плен к японцам, но остались в живых.

Последствия


File:Oleg-cruiser.jpg
Крейсер I ранга „Олег" после Цусимского боя

Русские потери

Русская эскадра потеряла убитыми и утонувшими 209 офицеров, 75 кондукторов, 4761 нижних чинов, всего 5045 человек. Ранены 172 офицера, 13 кондукторов и 178 нижних чинов. В плен взяты 7282 человека, включая двух адмиралов. На интернированных кораблях остались 2110 человек. Всего личного состава эскадры перед сражением было 16 170 человек, из них 870 прорвались во Владивосток. Потери по конкретным кораблям указаны в описании хода сражения. Из 38 участвовавших с русской стороны кораблей и судов затонули в результате боевого воздействия противника, затоплены или взорваны своими экипажами — 21 (7 броненосцев, 3 броненосных крейсера, 2 бронепалубных крейсера, 1 вспомогательный крейсер, 5 миноносцев, 3 транспорта), сдались в плен или были захвачены 7 (4 броненосца, 1 миноносец, 2 госпитальных судна), из них госпитальное судно „Кострома" было впоследствии отпущено. Интернированы в нейтральных портах до конца войны 6 кораблей (3 бронепалубных крейсера, 1 миноносец, 2 транспорта). Таким образом, для продолжения боевых действий могли быть использованы безбронный крейсер „Алмаз", миноносцы „Бравый" и „Грозный", большой транспорт „Анадырь".

Японские потери

Данные о потерях незначительно различаются по материалам приложения к официальному донесению адмирала Того и по свидетельству „Хирургического и медицинского описания морской войны между Россией и Японией в 1904—1905 гг.", изданного Медицинским бюро Морского департамента в Токио в 1905 г. По донесению Того, всего на японской эскадре погибло 116 человек, ранено 538. По данным второго источника, 88 человек было убито на месте, 22 умерло на кораблях, 7 — в госпиталях. 50 инвалидов оказались негодными к дальнейшей службе и были уволены. 396 раненых выздоровело на своих кораблях и 136 — в госпиталях. Данные потерь по донесению Того по конкретным кораблям указаны в разделе „Японский Соединенный флот". Японский флот в результате огневого воздействия потерял только два маленьких миноносца — № 34, 35 и третий № 69 — в результате столкновения с другим японским миноносцем. Из кораблей, участвовавших в сражении, снаряды и осколки не попали в крейсера „Ицукусима", „Сума", авизо „Тацута" и „Яэяма". Из 21 эсминца и 24 миноносцев, подвергшихся огневому воздействию, в 13 эсминцев и 10 миноносцев попали снаряды или осколки, несколько получили повреждения из-за столкновений и навалов.

Оценки огневого воздействия

Оценить процент попаданий обеих сторон невозможно, так как неизвестно количество выстрелов русских орудий и количество попавших в цель японских снарядов. Неизвестно, с какой скоростью выходила из строя артиллерия новейших русских кораблей. Поэтому же трудно судить и об усреднённой боевой скорострельности русских.
По данным английского наблюдателя на „Асахи" кэптена Пэкинхема 14-15 мая японские корабли сделали 446 выстрелов из 12» орудий («Микаса» — 124, «Сикисима» — 74, «Фудзи» — 106, «Асахи» — 142), 50 — 10" и 103 — 8" снарядов выпустил «Касуга». Всего корабли 1-го боевого отряда израсходовали 5748 — 6" и 4046 — 76-мм снарядов. 2-й боевой отряд выпустил за два дня 915 — 8", 3716 — 6" и 3480 — 76-мм снарядов, причем последние выпускались с дистанций не более 21,5 каб. По данным В. Ю. Грибовского, за весь дневной бой 14 мая 1-й и 2-й отряды выпустили 11 159 снарядов крупного и среднего калибров. По данным английских наблюдателей, «Микаса» стрелял фугасными снарядами из правых 12" орудий и бронебойными — из левых. Всего по данным «Хирургического и медицинского описания…» в японские корабли попало около 117 снарядов калибром от 120-мм и выше и примерно столько же меньших калибров. Попадания во флагманский броненосец «Микаса» (по Пэкинхему): 10 — 12", 22 — 6" и 8 попаданий меньшим калибром; «Сикисиму»: 1 — 12", 1 — 10", 3 — 6", 4 — 75-мм и несколько неустановленного калибра; «Фудзи»: 2 — 12", 3 — 6", 2 — 75-мм и 5 неустановленного калибра; «Асахи»: 10 попаданий, из них 2 — 6"; «Касугу»: 1 — 12" и 1 неустановленного калибра; «Ниссин»: 6 — 12", 1 — 9", 2 — 6" и 4 малого калибра; во флагманский крейсер «Идзумо»: 5 — 12", 1 — 10", 3 — 6" и несколько неустановленного калибра; «Адзуму»: 7 — 12", 7 — 6", 4 — 75-мм; «Токиву»: 7-8 попаданий малокалиберными снарядами; «Якумо»: 1 — 12", 3-4 — 6", 2-3 — малых калибров; «Асаму»: 3 — 12", 2 — 9" и 7-9 — малого калибра; «Ивате»: 2 — 12", 3 — 8", 2 — 6", 1 — 120-мм, 5 — 75-мм и 4 неустановленного калибра. Пробития брони были достаточно частыми.
Оценка выпущенных русскими кораблями 1-го, 2-го и 3-го отрядов в бою 14 мая снарядов крупного и среднего калибров встречается самая различная: около 5200 (М. В. Котов), 8195 (В. Ю. Грибовский) и др. Более или менее точны данные по единичным кораблям. Так, броненосец «Император Николай I» в ходе боя 14 мая израсходовал 94 (из 144) 12" снарядов, 273 (из 410) — 9", 1087 (из 1595) — 6"; «Орел» — 192 (из 248) 12"; «Генерал-адмирал Апраксин»: ок. 130 — 10", ок. 460 — 120-мм; «Адмирал Сенявин»: ок. 170 — 10", ок. 390 — 120-мм; «Адмирал Ушаков» (за бой 14 мая): ок. 200 — 10", ок. 400 — 120-мм. Попадания в «Орел»: 5 — 12", 2 — 10", 9 — 8", 39 — 6" попаданий и 21 попадание более мелким калибром; в «Николая I»: 1 — 12", 2 — 8", 2 — 6", 5 — неустановленного калибра; в «Апраксина»: 1 — 8" и 2 попадания снарядами малого калибра; в «Сенявина» — ни одного попадания, если не считать осколочных пробоин; в «Ушакова» (за бой 14 мая): 1 — 8" и 2 среднего калибра. Оценочные значения попадания в погибшие корабли: в «Князя Суворова» — 100 попаданий снарядами 12-6" калибра, «Императора Алаксандра III» — 50, «Бородино» — 60, «Ослябю» — 40, «Наварин» — 12, «Нахимов» — 18; общее число — 360 (по В. Ю. Грибовскому). Случаи пробития брони крайне редки.
Приблизительные данные по проценту попаданий — 3,2 % у японцев, 1,2 % у русских.
Все участники сражения были поражены разницей в повреждениях русских и японских кораблей: последствия от разрывов русских снарядов были невелики, около трети снарядов не разрывалось и оставляли только отверстия, равные своему диаметру. При разрыве японских снарядов образовывалась туча мелких осколков, часто задерживаемых даже матерчатыми препятствиями. При разрыве русских снарядов образовывались несколько крупных осколоков, но их сила была очень слаба. Иначе говоря, отмечалось низкое бризантное действие русских снарядов.


Поиск

Опрос
голосование на сайт

Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Посетители

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz